Воскресенье, 26.05.2019, 15:55


РУССКИЕ В МОНГОЛИИ:
МИФЫ И ОБРАЗЫ ДИАСПОРЫ В ДИСКУРСЕ РЕГИОНАЛЬНОЙ ПРЕССЫ
 
Монголия более ста лет была предметом пристального внимания со стороны Российской Империи, затем Советского Союза. Еще в конце XIX века русские начали «осваивать» пространство Монголии, в страну начали переселяться первые мигранты, в их числе были торговые люди, старообрядцы, а после революции 1921 года - советские специалисты, составившие основу группы русских старожилов в Монголии. Все они получили название – «местнорусские», их количество на сегодня составляет 180 семей (из них 152 семьи проживает в Улан-Баторе, 16 - в Дархане и 12 - в Эрдэнете)
 
Большую роль в изучении положения русских в Монголии сыграли географические и этнографические экспедиции ВСОРГО. В дальнейшем по мере расширения имперской экспансии на восток, особенно после неудачной русско-японской войны и революции 1911 года в Китае, российское внимание к Центральной Азии стало возрастать. «Монгольский вопрос», а вслед за ним и проблема присутствия русских в Монголии обсуждалась как в среде политиков, так и среди военных. Взгляд на Монголию как на некую буферную зону, которая должна находиться под контролем России (политическим, экономическим или военным - здесь мнения расходились), был доминирующим в то время. Особое значение придавалось колонизации этой страны как фактора укрепления русского влияния в регионе. Тем более, что появление русских в Монголии тесно связано с процессом заселения Сибири и укреплением имперских границ.
 
Итак, речь шла о русской колонии и о колонизации, т.е. о заселении земель на постоянной основе. Военные аналитики того времени писали: «Если страна не будет заселена русскими, ее освоят китайцы, как это было на Северо-востоке монгольских земель». Русское старожильческое население Монголии - это русские, украинцы, белорусы и др., которые интегрировались в культуру местного населения, в их среде распространены смешанные браки с монголами и китайцами. Нынешние «местнорусские» - это потомки российских и советских колонистов (именно так их называла дореволюционная печать), проживающие в Монголии по сей день.
 
На современном этапе «местнорусские» - предмет пристального внимания региональной прессы, зачастую становятся и поводом для политических спекуляций в СМИ. Поэтому в статье речь пойдет не столько о русских сообществах Монголии, сколько о том, как русскоязычная пресса видит сообщество русских старожилов Монголии. В методологическом плане данная работа выполнена в формате дискурс - анализа.
 
Русскоязычная пресса в Монголии существует уже много лет, некоторые издания выходят еще с советского времени. В отличие от русской эмигрантской прессы других стран, русскоязычные газеты Монголии полностью контролировались советской цензурой. В современных условиях все они зависят от агентства МОНЦАМЭ, распространение газет осуществляется в основном через киоски, в редких случаях по подписке. Одной из наиболее старых русскоязычных газет страны является газета «Новости Монголии» (издание агентства МОНЦАМЭ, выходит с 1942 года тираж обычно 200-300 экз, цена 300 тугриков.). Эта газета, начиная с 1940-х годов, освещает проблемы политического развития Монголии.
 
Другим важным изданием является «Монголия сегодня» (еженедельная независимая газета, выходит с начала 2000-х, цена 350 тугриков, тираж редко превышает 300 экземпляров), а также приложение к этой газете – «Вестник центра «Москва -Улаанбаатар» (далее «Вестник» – А.М.), которое издается при поддержке представительства правительства Москвы в Монголии. «Вестник» также имеет институциональную связь с Обществом Российских граждан в Монголии, которое тесно сотрудничает с московским правительством и влияет на редакционную политику газеты. «Вестник» изначально себя позиционирует как газета диаспоры и для диаспоры, выходит с середины 2004 года. Большая часть аудитории «Вестника» - русскоязычное население Монголии, которая включает в себя не только «местнорусских», но и российских рабочих, учителей, а также сотрудников дипломатических служб. За пределами Монголии «Вестник» не выходит, равно как и газеты «Новости Монголии» и «Монголия сегодня». Такая ориентация прессы определяет и ее специфику. Во-первых, основные публикуемые сюжеты связаны с понятием «Родина», с ее образом и заботой о соотечественниках. Во-вторых, это темы, связанные с православием и его ролью в жизни «местнорусских» Монголии. В-третьих, сюжеты, связанные с «историей русской диаспоры в Монголии» (это словосочетание прямо присутствует в заголовках русскоязычных газет). Именно такая последовательность сюжетов характерна для «Вестника».

Русскоязычная пресса в Монголии появилась одновременно с институтами, курирующими жизнь советских граждан в Монголии. Первоначально редакция газет и общество советских граждан в Монголии (ОСГ) были тесно связаны, а ОСГ определяло редакционную политику совместно с посольством и партийной организацией. Революционные события зимы 1989-1990 года вынудили изменить статус многих советских институтов в Монголии. Многие из них существуют и по сей день, к примеру, «Общество российских граждан, постоянно проживающих в Монголии» (далее ОРГ – прим А.М.). ОРГ представляет собой общественную неправительственную организацию, которая была зарегистрирована в 1961 году как «Общество Советских Граждан». В современных условиях членом ОРГ может стать любой гражданин РФ, постоянно проживающий в Монголии и достигший 16 лет. Общее собрание членов организации проводится 2 раза в год. Перевыборное собрание - один раз в два года, оно избирает правление ОРГ, которое выбирает председателя. Членские взносы для работающих - 100 рублей, для пенсионеров – 20 рублей в год.
 
Как свидетельствуют документы, основными целями ОРГ являются:
- объединение российских граждан в Монголии;
- защита их прав и интересов;
- продвижение русского языка и культуры.
 
Как отмечает «Вестник»: «… российская диаспора в Монголии насчитывает 1500 человек, из которых членами общества являются 227 человек». Между тем, ОРГ, несмотря на демонстрируемую долговечность, значительно отличается от Общества Советских Граждан в Монголии, правопреемницей которого является. Во-первых, объединение советских граждан было основано на «принципе интернационализма и братской помощи дружественной Монголии». Во-вторых, общество преимущественно выполняло функции идеологического контроля над советскими гражданами, находившимися в Монгольской Народной Республике. После реформ «общество» потеряло статус и поддержку. Поэтому сегодня ОРГ четко позиционирует свои протекционистские функции по отношению к «местнорусским», которых преподносят не иначе, как некую «мы-группу» или, иначе говоря, диаспору.
 
Не менее важную роль играет другой институт - Российский Центр науки и культуры (далее – РЦНК), который в рамках сотрудничества с Московским центром международного сотрудничества (далее МЦМС – прим. А.М.) реализует проект «Дом Москвы и соотечественников в Монголии». Суть проекта заключается в открытии в Улан-Баторе офиса, «который станет информационно-координационным центром, способствующим дальнейшему повышению авторитета Москвы в Монголии и странах АТР».
 
В рамках РЦНК проводятся «месячники российской культуры в Улан-Баторе», концерты, театральные постановки и прочее. Сегодня ОРГ и РЦНК разделили влияние на русскоязычную прессу Монголии. Под политическим контролем посольства находятся «Новости Монголии» и «Монголия Сегодня», большинство текстов пишется российскими госслужащими. Редакционную политику «Вестника» определяет ОРГ при финансовой поддержке правительства Москвы.
 
Анализируя русскоязычную прессу Монголии, можно сказать, что именно «Вестник» поднимает вопрос о положении соотечественников, под которыми подразумеваются «местнорусские» как часть русскоязычного населения, проживающего в Монголии на постоянной основе). Этот термин на страницах газет появился после 2001 года (в Москве на Конгрессе соотечественников была представлена и делегация из Монголии). Согласно договоренности, достигнутой в ходе визита президента В.В. Путина в Монголию в 2000 году, «местнорусские» получили право на приобретение жилья в Улан-Баторе в частную собственность, в отличие от граждан России – «гастарбайтеров». В этой связи наиболее интересным представляется сюжет о взаимоотношениях исторической Родины – России и русских старожилов Монголии. В частности, характерны заголовки статей «Москва и соотечественники: образование в Монголии», «Исторический обзор формирования русской диаспоры в Монголии», «Спасибо Москве за поддержку!» и т.п.
 
Как отметил в интервью, данном для «Вестника» мэр г. Москвы Ю.М. Лужков: «Правительство Москвы уделяло, и будет уделять большое внимание поддержке наших соотечественников и защите их прав. В то же время, для нас очевидно, что без подключения потенциала самой диаспоры сложно будет укрепить позиции Русского мира заграницей».
 
Анализируя дискурс прессы, мы находим частые словосочетания «российская диаспора» и «русская культура». Не менее операциональным является термин «Русский мир», применяемый как синоним к «российской диаспоре». Так формируется образ Родины, постоянно заботящейся о положении соотечественников за рубежом. Однако эта связь не является односторонней. Как отмечают газеты, «местнорусские» в годы Великой Отечественной Войны записывались добровольцами на фронт и сражались в рядах Красной Армии, оказывали материальную помощь фронту. Такие сюжеты обычно появляются накануне праздника 9 мая. При этом контекст излагаемого материала связан с понятием «далекой Родины» и долга перед ней, где бы не находился человек.
 
Большую роль играют памятные даты, связанные с событиями на Халхин-Голе и с обязательствами перед «второй Родиной» – Монголией. Этот сюжет не менее популярен в прессе и играет важную роль в представлении о Родине, большой и малой. Другой аспект связан с самими «местнорусскими», с тем, как они сами видят себя и ощущают ли поддержку Родины. Такой вопрос не случаен, т.к. наличие диаспоры в дискурсе власти сводится в основном к наличию национально-культурного центра и общества (т.е. РЦНК и ОРГ).

Нужно сказать, что восстановление позиций РПЦ в Монголии началось еще в 1997 году, но основное здание единственной православной церкви в Монголии было восстановлено лишь в 2000 году. Упадку Свято-Троицкого храма положили начало белогвардейцы Унгерна, расстрелявшие священника в 1921 году, разгром довершили революционные власти. Сегодня на месте прежнего храма находится магазин, поэтому новое здание было построено в 15-ом микрорайоне, т.е. в центре русскоязычного анклава Улан-Батора. Церковь восстанавливали на деньги местных корпораций («Зарубежстрой», «Орос Байшин», «Чингис хан банк», СП «Эрдэнэт», УБЖД), Посольства России в Монголии и правительства г. Москвы.
 
Настоятель улан-удэнского Свято-Одигитриевского Собора, посетивший Монголию в 2005 году, о. Евгений Старцев: «В Монголии проживает 3200 русских, 1200 — постоянно, в основном, в Улан-Баторе. Есть приход, который окормляет о. Алексий Трубач, сотрудник ОВЦС. Батюшка трудится совершенно самоотверженно на этом поприще в окружении, с одной стороны, языческого мира, а с другой,— русских людей, не до конца понимающих нашу Веру. Храм о. Алексия домовый. Ревностен батюшка своим радением. В храме он служит один: сам кадило подаёт, сам читает и поёт. Планы у о. Алексия большие. Я думаю, что в большей части им суждено сбыться, т.к. он священник серьёзный. Уверен, что, и хор у него появится и пономари».
 
Настоятель улан-баторской Троицкой церкви о. Алексий Трубач достаточно часто публикует свои статьи в «Вестнике»: «По Промыслу Божию Троице в Урге суждено было возродиться, прямо напротив через дорогу ул. Жукова, у нынешнего Российского Торгового Представительства. Многие «местнорусские» в Улаанбаатаре после семидесяти лет без пастырского окормления все же сохранили не только русский язык, но и православную веру, и при первой возможности обратились за духовным окормлением в Россию».
 
Из сказанного напрашивается вывод о том, что сохранение русской идентичности без православия было бы невозможно. Однако в тексте имеется и другая цитата со ссылкой на работу о. Федора Парнякова, настоятеля дореволюционной ургинской церкви: «К сожалению, храм божий русское население посещает в очень малом количестве. Пьянство, картежная игра, половая распущенность, сквернословие, сплетни – все это сделалось обычным явлением жизни среди этой части ургинского населения. В Урге нет общественной библиотеки, читальни, чтений, собраний, которые бы объединяли русское население на почве религиозно-нравственной и культурной».
 
Как отмечает улан-баторская пресса, большую роль в деле восстановления православия в Монголии сыграло правительство города Москвы: «В рамках Комплексной целевой Программы Правительства Москвы по поддержке соотечественников за рубежом за 2003-2005 год было передано безвозмездно Свято-Троицкому приходу русской православной церкви: Киот с комплектом икон «Двунадесятых праздников», книга «Апостол богослужебный» и т.д. … Работа по поддержке соотечественников в Монголии будет продолжаться в рамках утвержденной новой Программы Правительства Москвы по осуществлению государственной политики в отношении соотечественников за рубежом. Сейчас планируется строительство еще одного храма».
 
Большое внимание газеты уделяют религиозным праздникам, которые отмечаются в православной церкви Улан-Батора. В каждом номере «Новостей Монголии» и «Вестника» на рождественской неделе и во время Пасхи появляются статьи, посвященные богослужениям в эти дни. Православие, прежде всего, связывается с «местнорусским» населением. Большинство интервью, записанных журналистами с прихожанами, - это интервью с «местнорусскими».
 
Православная церковь рассчитана на всех, т.е. на российских специалистов, работающих в Монголии, туристов и гастарбайтеров. Описывая рождественскую службу 8 января 2006, А. Трубач отметил: «Среди свыше 80 молящихся были русские, белорусы, украинцы, сербы, работники дипломатических учреждений и совместных предприятий в Монголии, а также местнорусские (выделение мое – А.М.) постоянно проживающие в Улаанбааторе». В данном тексте отмечается разделение на русских и «местнорусских», которое реально существует в Монголии. Вероятно, священник неосознанно воспроизвел наблюдаемые им практики. Православие в данной ситуации используется прессой в качестве этноинтегрирующего фактора, который активно обыгрывается в местной прессе. Развитие православия связывается не только с духовной сферой, но и с социальной - школой, библиотекой и т.д. При этом православие интерпретируется прессой в контексте истории русской диаспоры в Монголии. Однако исторические источники, в том числе «Епархиальные Ведомости», выходившие в дореволюционный период, свидетельствуют о том, что православие в Монголии начала ХХ века имело очень слабые позиции. В современных условиях распространение в Монголии православия выдается прессой как восстановление утерянных позиций, а «местнорусское» население является неким хранителем традиций этой религии.

Третьим, не менее важным сюжетом в русскоязычной прессе Монголии, является исторический опыт русского старожильческого населения. Этой теме посвящен ряд публикаций, как в «Вестнике», так и в остальных русскоязычных газетах. Проблема диаспоры тесно связывается с историей российско-монгольских отношений начала ХХ века, в которой русской колонии отводится роль важного политического фактора. Наиболее показательным материалом является статья в «Вестнике» - «Исторический обзор формирования русской диаспоры в Монголии». Основанием для «диаспоризации» монгольских русских служит существующий в монгольской столице – Улан-Баторе, этнический анклав – «русский квартал». Русские кварталы существовали еще в дореволюционной Урге. В современном Улан-Баторе таким кварталом является 15 микрорайон, в котором проживает большинство «местнорусского» населения и гастарбайтеров из России.
 
Особое значение имеет музей Г.К. Жукова, находящийся рядом в 14 микрорайоне. В советское время рядом с музеем располагались важные командно – административные центры советской армии. Наличие двух крупных русскоязычных анклавов в Монголии (второй в Эрдэнэте – прим А.М.) позволяет местным газетам писать о русской диаспоре, локализирующейся в рамках этого пространства.
 
Важным аспектом является историческая память о защите Родины, которая также актуализируется через СМИ. Развивая эту тематику газеты, прежде всего, акцентируют внимание на истории Великой Отечественной Войны и на участии в ней русского старожильческого населения. Так, в статье «Русская община в Монголии отправила своих сыновей на защиту Родины» отмечается: «Монгольский народ как героев встречал возвращающихся русских солдат. Отдавая долг героизму местнорусских, монгольское государство, справедливо признавая, что на фронтах Великой Отечественной эти солдаты защищали не только землю России, но и отстаивали свободу и независимость далекой Монголии, взяло на себя заботу о потерявших отцов семьях фронтовиков. Русские ветераны Отечественной войны приравнены к ветеранам Монгольской армии».
 
Большое внимание уделяется выдающимся деятелям русской общины в Монголии, оставившим след в науке, культуре, прославивших себя на войне. В данной ситуации важна не столько память о событиях, сколько о конкретных людях-представителях диаспоры. Другой аспект связан с эксплуатацией мифологемы «Русский мир», способствующий осознанию коллективной русской идентичности. Центром «Русского мира», согласно видению прессы, является Москва и правительство этого города, которое заботится о русских, находящихся в разных странах, помогает развитию и распространению русской культуры. История, о которой пишет русскоязычная пресса Монголии - это история русской диаспоры в Монголии. Пресса пытается формировать историю сообщества русских, живущих в Улан-Баторе, тесно привязывая ее к событиям современности и наполняя ее политическими смыслами.

Проблема положения русских старожилов Монголии освещается региональной прессой с позиций поддержки соотечественников за рубежом. Русскоязычная пресса Монголии согласно собственному же утверждению отражает точку зрения этой части населения и, прежде всего, затрагивает вопросы социального плана. Проблемой является то, что многие предприятия, имеющиеся государственное подчинение, перешли в частные руки. И обеспечивавшие доход наших соотечественников рабочие места, были сокращены самым радикальным образом.
 
Чаще всего затрагивается тема о положении ветеранов ВОВ и детей, связанных с ними проблем социальных выплат и образования на русском языке. Содержание газет представляет собой обзор проблем, которые необходимо решить российскому правительству, так как конструируемая «мы-идентичность» «местнорусских» Монголии связана, прежде всего, с российским гражданством. При этом в Монголии существует жесткое разделение между «местнорусскими» и «русскими из России». Это выражается в заработной плате, которая у «коренных» россиян выше, чем у местных, а также в наличии широкого спектра социальных льгот.
 
С одной стороны, «местнорусские» – это жители Монголии с соответствующим этой стране уровнем жизни и оплаты труда. Однако de-jure – это граждане России, имеющие право на все экономические преференции, связанные с этим статусом. Отсюда в прессе постоянно конструируется двойственный образ Родины, включающий в себя просьбу к руководству двух стран обратить внимание на положение русских старожилов. Однако привлечь внимание удалось только со стороны РПЦ и правительства города Москвы. Поэтому сюжеты, связанные с православием занимают большое место в региональной печати. Православие со страниц газет преподносится как основа русской/российской идентичности. Сами же газеты, как уже отмечалось ранее, имеют тесную связь с Российским Национально-Культурным Центром и Обществом российских граждан (ОРГ), а, следовательно, отражают позицию этих институтов, получающих финансовую помощь со стороны правительства Москвы и РПЦ.
 
Особенность публицистического дискурса заключается в том, что выраженные в нем концепты постепенно приобретают тенденцию превращаться в мифы. Русским старожилам часто приписывается роль проводника российских интересов в Монголии. Основа этого мифа была заложена еще в начале XX века, когда русская колония в Монголии представляла собой наиболее активную часть населения этой страны и участвовала во всех политических событиях того времени.
 
Мы попытались рассмотреть проблему русских старожилов Монголии в дискурсе прессы, представляющей интересы этой группы. При этом остается незатронутым целый пласт проблем, связанных с конкретными практиками взаимоотношений и требующими длительного погружения в «поле». Возможные исследовательские сюжеты связаны со статусом русского языка, самобытной культуры и политических взглядов «местнорусских».
 
* Михалёв Алексей Викторович – к.и.н. стар. преп. кафедры Государственного и Муниципального Управления Бурятского Государственного Университета (Улан-Удэ).
 
Источник: http://www.ijors.net
 
Меню сайта
Наш опрос
Где вы про нас узнали?
Всего ответов: 230
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Русский Топ
Русские линки Германии
Русскоговорящая Европа - каталог русскоязычных фирм и специалистов Европы
Дети сети... Родительский веб-портал о детях
WOlist.ru - каталог качественных сайтов Рунета
Безопасность знакомств
Женский журнал Jane


Форма входа
Поиск
Календарь
«  Май 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Архив записей
Друзья сайта
Copyright MyCorp © 2019Бесплатный хостинг uCoz