Понедельник, 30.03.2020, 03:37


Наши за бугром
 
Эмигрируют люди по разным причинам. Кого-то гонит за бугор стремление к демократическим свободам, кого- то неожиданно проснувшийся «зов предков», кто-то устал бороться с криминальным беспределом и боится за судьбы своих детей, а кто-то хочет есть не только ежедневную картошку, но еще иногда и кусочек мяса. В общем, причин много, а результат один- жизнь на чужбине, тоска по родине (у некоторых), нелегкий путь приспособления к иной ментальности (у всех) и борьба за свое место под cовершенно чужим (поначалу) солнцем.
 
Скорость интеграции в новое общество зависит от личностных качеств иммигранта, его способностей, и, конечно же, желания влиться в новую формацию. Игорь Губерман на вопрос: «Как вам удалось так быстро и успешно интегрироваться на чужбине?» ответил : «Мы с первых минут полюбили страну, в которую приехали. Это- самое главное». А Родион Нахапетов так и не сумел полюбить Америку. В одном из последних интервью он сказал российскому корреспонденту: «Эта страна не стала для меня своей ни на йоту. Она кажется мне сегодня более понятной. Я научился здесь отличать подлинное от фальшивого, но Америка, по-прежнему, остается для меня страной, которую я могу шаг за шагом открывать для себя, но не ощущать в глубине своего сердца. Искренне любить можно только родину».
 
Вот так и получается у нас, иммигрантов: находясь в родных пенатах, ломимся «в мир наживы и чистогана», а десантировавшись в мир капитала, начинаем страдать по отчизне. Правда, очень своеобразно. Как сказал известный комедийный актер Борис Сичкин, осевший в Израиле, «Я люблю родину, когда в ней нет воен, хамства, очередей, грязи и ... меня».
 
Сегодняшняя русская эмиграция состоит не из диссидентов, а из людей, уповающих на западную социальную защищённость и спокойную старость, решивших воспользоваться предоставленным им шансом достойно жить и работать, не опасаясь никаких катаклизмов. Но для того, чтобы считать себя полноценными гражданами новой формации, недостаточно научиться принимать душ два раза в день, пользоваться банковской карточкой, носить одежду в стиле унисекс и улыбаться всем без разбора. Интеграция- это тяжелый труд. И при всей терпимости принявших нас стран, необходимо овладеть их языком, приспособиться к их правилам и законам, найти свою нишу в уже функционирующей структуре.
 
Удается ли нашим иммигрантам жить так, как они планировали? Нашли ли они в далеких краях то, что искали? Не жалеют ли о принятом однажды решении? Можно ли чувствовать себя в эмиграции как дома? Об этом мы узнаем из материалов наших корреспондентов, жителей разных стран, по которым судьба разбросала бывших советских граждан.
 
Татьяна Окоменюк
 
Америка
 
Перелев через океан, наши эмигранты оказываются на другом берегу. В прямом и переносном смысле этого слова... Прилетают в чужой аэропорт, выходят на улицу, где бьёт в глаза чужое солнце и все вокруг говорят на чужом языке. Но нужно идти вперёд. Что-то делать. Искать себя. Или потерять навсегда. Эмиграция- это твой шанс. И тот, кто понимает это, обязательно добивается в новой жизни своих высот. Тот, кто боится или не хочет меняться, тому за рубеж ехать не следует.
 
Какая она Америка? Это- водоворот красок, наречий, традиций. Некоторые говорят, что это страна без истории, так как жители её – выходцы из Европы и Азии. А в самих штатах нет вообще никакой культуры. Это не так. Вся эта эмигрантская масса привезла с собой из стран-родин свои традиции и устои, которые здорово влияют на культуру и быт Америки. Например, если спросить о национальной русской еде, то, несмотря на своеобразие местных традиций, вам сразу скажут, что это- водка и селёдка... ну, еще пироги, борщи. А вот спросите о национальной американской кухне? Начнут перечислять всё, что угодно. Всё зависит от того, с представителем какой национальности вы говорите. Правда, в последнее время, стало принято называть национальным американским блюдом продукцию Мак- Дональдса.
 
Карусель красок в Америке-на каждом шагу: всевозможные цвета кожи и волос. Это и многообразие языков и диалектов. На каком языке говорит этот пестрый Вавилон, ведает разве что один Господь Бог да американские лингвисты. При этом никому не указывают на ошибки или неточности в произношении. Такой спешный ритм жизни, что не до этого. И вы быстро втягиваетесь.

Но нечего говорить...чем лучше ваш язык, тем больше шансов найти работу. А работа тут как волк, может и в лес убежать. За ней приходится в Америке охотиться. С одной стороны, многие наши эмигранты утверждают, что умереть от голода и отсутствия заработка здесь может разве что ленивый. Для всех и каждого есть свое поле деятельности - в зависимости от профессионального опыта и желания. Но, с другой стороны, чтобы хоть десятую часть из задуманного реализовать, надо применить такую недюжинную энергию, что «халявой» новая жизнь явно не покажется. Все, что будет «завоевано», будет добыто ценой большой крови, больших нервов и большого пота и напряжения. Но вся прелесть в том, что шанс имеет практический каждый. Как говорится, было бы желание, да здоровье.
 
Говорить об Америке и ничего не сказать об американцах просто невозможно. Нужно отметить, что хотя они и пёстрые по цвету и характеру, всё же имеют свои черты. Ритм жизни Америки выработал свои стереотипы в общении, свой подход к тому или иному событию. Стоит сказать, например, что слухи об их богатстве явно преувеличены. В нашем представлении, американцы щедры и расточительны. Это, конечно, мифы, ибо . цены в наших постсоветских республиках для американца- мизерны. С парой сотен долларов он может себе позволить быть богатым. Вернее, сделать вид, что он таков. А вот на своей территории, американец теряет апломб и совсем по- другому относится к деньгам. Он умеет считать, и прежде чем заплатить за что-то, сто раз подумает, стоит ли.
 
Многие считают, что американцы общительны и открыты. Но это тоже не так. С ними можно общаться, но сложно. Американцы – другие (как у нас принято говорить: «со своими тарканами»). Хоть и по происхождению своему в большой массе они европейцы, но сознание их устроенно по-особому. Многие наши «русские», или лучше сказать, «советские» особенности, кажутся американцам чудачествами. Да, они Вас выслушают, иногда с интересом, иногда просто из вежливости, но не поймут ваших побудительных мотивов. Вы им про Ивана, они вам про Болвана. Американцам многое непонятно из ваших объяснений. Но они никода не признаются вам в этом. И даже спорить с вами не будут. Просто улыбнутся и элегантно удалятся восвояси. Ещё следует отметить такой момент: «плакаться» американцам нельзя. Не принято. Если у тебя умер брат, то свои переживания ты должен оставить дома. Переступив порог своей квартиры, ты должен стать спокойным и улыбчивым. Никому не хочется видеть твоё печальное лицо. А на вопрос: «Как дела?» нужно коротко ответить: «Всё ОК!» Русские же отличаются тем, что на этот короткий вопрос, начинают получасовой рассказ о геморрое у дяди Кости из Хабаровска или ветрянке у племянницы Ленуськи из Житомира. К американской форме общения привыкаешь, как к необходимому и достаточному условию. Тут так принято. И рано или поздно, начинаешь понимать, что так проще тебе же самому.
 
Те, кому не хватает этого «русского», духовного общения, пытаются искать друзей среди эмигрантской братии. «Русская» жизнь в Америке кипит. Можно и на концерт сходить, и в русскую библиотеку, и в клуб друзей русского кино. В последнее время очень выручает возможность общения в интернете. Особенно для тех, кто попал на жительство в американскую глубинку. Америка столько огромна, что человек, порою, попадает в отдалённое местечко, куда еще не ступала нога русского. И тогда приходится нелегко. Но это касается, в основном, женщин, вступающих в брак с американцами. Другие же приехавшие, например, по линии еврейской эмиграции, селятся в местах, где уже сложилась так называемая «русская диаспора». Им в этом отношении гораздо проще. Хотя, с другой стороны, такие «места» порою превращаются в районы Одессы или Харькова. Всем известны шутки и анекдоты о том, как в Бруклине наши эмигранты не только не выучились английскому языку, но и заставили заговорить местных соседей по русски. Это, наверное, преувеличение, но в каждой шутке, как известно, есть доля правды.
 
Наталья Ткаченко
 
Франция- Канада
 
Лена попала в Париж, а затем в Квебек из Ижевска. Милая женщина с чисто русским очарованием. Женственная и мягкая. Пережившая не очень уютное детство. И не сильно весёлую юность. Всё как у всех. О Париже Лена даже не мечтала. Просто однажды стало ей невыносимо тоскливо. Когда замаячило сорокалетие, показалось, что жизнь кончена. Работы нет. Мужа тоже. И отдала Лена свои фотографии в интернет-каталог. Суженый явился в лице представительного канадца, временно проживающего во Франции. Это был мужчина её мечты. Быстро оформив необходимые документы, Лена приземлилась в аэропорту Орли.
 
Раньше ей казалось, что жить во Франции или Англии, всё равно что переехать в другую республику. Ну, из России в Эстонию, например. Там ведь тоже другой говор, другие привычки и традиции... Но разница между Россией и Францией оказалась куда более резкой, чем можно было себе вообразить. И дело не только в чистоте улиц и том, что Париж круглый год утопает в цветах. Что нет толчеи в магазинах и тебе все радостно улыбаются. Что в Париже можно купить всё, что тебе может понадобиться. Например, клубнику зимой.
 
Прожив некоторое время во Франции, Лена присмотрелась к французам. Что касается мужчин, ее постигло разочарование. Они оказались не такими уж галантными кавалерами, как представлялось. А вот женщины, действительно, поразили своей элегантностью. Особо отчётливо, Лена поняла это, когда перелетела через океан и попала в Канаду по месту жительства мужа.
 
Столкнувшись лицом к лицу с канадками, она поняла, на сколько хорошо и со вкусом одеваются парижанки. Канадки ошеломили Лену. Они показались ей ужасно неряшливыми, грубыми (дикий хохот с раскрытым ртом), с дурацкой манерой некрасиво махать руками. Прически на их головах вообще «убили» Лену. У всех короткие волосы, почти мужские стрижки. Вечно неглаженные, толстые (после француженок особенно). Но, прожив некоторое время в Канаде, Лена изменила своё мнение о канадских женщинах. Как она теперь понимает, молодые женщины просто не придают значения внешнему виду. Но они не грязнули вовсе. Просто девиз их одежды не красота, а удобство. Они делают карьеру, вечно спешат куда-то. Поэтому им некогда заниматься причёсками (отсюда и короткие стрижки, с ними меньше возни). И удобная одежда: брюки и обувь без каблука. Но это не мешает им нравиться мужчинам.
 
Оказалось, что в Канаде ценится женщина не своими внешними данными, а тем, насколько она умна. А это видно по её удачливости в карьере. Если она достигла чего-то, значит, к ней и будет инетерес. Канадки даже флиртуют по-своему. Для них флирт -не кокетство, а «заумные» дискуссии. Сейчас Лена знает, что канадки одни из самых эмансипированных женщин в мире. В 19 веке они были ужасно угнетены. В 20-ом же веке женщины «ударились» в образование и просвещение, активно стали оспаривать свои права. И им это удалось, как никому другому. Правда, в борьбе они утратили женственность. Но что делать? Каждая медаль, как известно, имеет две стороны...
 
А вот среди канадцев сегодня немало мягких, можно сказать, женственных мужчин. Что касается отношений с местными, то в Париже у Лены не сложилось дружбы... Она считает, что там люди холодные, отстранённые. Французы вежливы друг с другом, но не более того. Они эгоистичны и равнодушны даже в своих семьях. Нередко агрессия парижан выплескивается в метро, автобусе, и становится ясно, что она сдерживается лишь до поры до времени. Лена надеется, что это только в Париже. Ведь по нему нельзя судить о всей Франции, как нельзя говорить о России, побывав в Москве.
 
А вот Канада- совсем другая «песня». Поселившись в Квебеке, Лена поразилась... было ощущение, что она попала в семидесятые годы в свой родной Ижевск. Не по уровню магазинных полок, конечно, а по уровню общения людей. Такими были они открытыми, тёплыми и уютными. Но всё-таки дружат там иначе. Дружить в нашем понимании- делиться самым наболевшим, обсуждать развод подруги, брак соседки или любовницу шефа мужа, тут не принято. Это дурной тон. Мы же можем откровенничать с соседками, сослуживицами, просто случайными попутчиками, а потом удивляемся, почему нас осуждают. В Канаде всё это называется «личной жизнью» и никто не станет ни о себе рассказывать, ни выспрашивать другого об этом. Лена считает, что такая форма общения куда приятнее нашей. Для того, чтобы «поплакаться в жилетку» нужен один-два человека. Обычно это мать или сестра. Такой «набор» утешителей есть в любой стране.
 
В Канаде очень много газет на русском, «русских» магазинов, прокатов, парикмахерских, баров, даже водительские курсы и сдача на права на русском языке. В городе Квебек с населением 700 тыс имеется два русских магазина. Часто приезжают на гастроли русские театры, группы, певцы. Русские музыканты-эмигранты организовывают свои группы. Есть субботние-воскресные школы русского языка для детей. Есть места общения русских семей. В общем, можно сказать, что в Канаде есть большая русская диаспора со «своей» жизнью, но Лена и, как она уверяет, многие другие, избегают общения с бывшими соотечественниками. Она отдаёт предпочтение местным канадцам. Они всегда приветливы. С ними можно поболтать о приятном. О погоде, о новом фильме или выставке, которая проходит в городе. С нашими же существует лишь две темы: недовольство «дурацкими законами» Канады и обсуждение личной жизни ближнего окружения.
 
Лену восхищает в Канаде умение народа сохранять свою культуру. В Монреале, например, проводится масса фестивалей. Половина из них связана с различными датами. Живо в Канаде и прикладное искусство. Старые рецепты и методы дополняются современными технологиями, но все равно остаются чисто франкофонными с корнями ведущими в пятивековую историю. А сколько в Канаде церквей - что ни шаг, то церковь, что ни поворот то духовная семинария. Верующих людей много. Если женятся, то сначала обязательно венчаются в церкви. Ностальгии Лена не испытвает. Болит только сердце и душа о детях. Ведь они остались в Ижевске и живут другой жизнью. Нет, они не голодны, и не безработны. Просто, как считает Лена, в России живут неправильно по своей сути: не дорожат близкими, не умеют ценить своих родных, не знают, что можно радоваться жизни каждый день. Или говоря иначе, не умеют быть счастливыми.
 
Татьяна Розина
 
Греция
 
Если рассматривать контингент русскоязычного населения в Греции, то основной его процент составляют «русские греки» из России, бывших республик Узбекистана, Казахстана, Таджикистана, Грузии, Нагорного Карабаха, из Азербайджана, Армении, из Крыма и Украины. Далее следуют все остальные национальности, приехавшие в поисках лучшей жизни из самых отдалённых точек некогда могучей державы.
 
Часть греков прибыла на постоянное место жительства с заветной печатью в паспорте «палиностиси», что означает «возвращенец на историческую родину», другая часть является «политическими эмигрантами», третья – просто туристами, имеющими греческое происхождение. Законы, касающиеся эмигрантов, сначала были созданы с учётом тех возвращенцев, у которых было заверено в греческом консульстве в России их греческое происхождение. Которое, если верить слухам, можно было купить в надёжных и не очень надёжных источниках. Не берусь осуждать людей, всеми правдами и неправдами стремившихся вырваться из захолустья совдеповской действительности в более «цивилизованные миры», на это у каждого есть право выбора.
 
Положа руку на сердце, скажу, что и я была рада предоставившейся мне возможности покинуть свой родимый уголок и пуститься в трудное, путешествие под названием «эмиграция навсегда». Конечно, пределом моих мечтаний была вовсе не Греция, но из-за национальной принадлежности моего супруга собрать документы в эту страну нам удалось легче, чем, скажем, в Америку. Итак, вся наша жизнь началась заново!
 
«В Греции всё есть!», но нет гарантии того, что тебя ждут там с распростёртыми объятиями. Мне до сих пор не понятен азарт многих наших людей, именно в эту страну на заработки. Реальные «чернорабочие ставки» здесь - мизер по сравнению с уровнем проживания. А «высокоинтеллектуальных лиц» с дипломами высших образований и среди местных безработных хватает. Но и в этом доцивилизованнном регионе Европы люди умудряются устраиваться и обживаться. Кто-то довольствуется условиями коммунальной ночлежки, в которую зачастую превращают квартиры из соображений экономии сезонные рабочие из Молдовы, России, Украины, Албании. Кто-то обустраивается в шикарных особняках.
 
Но основная масса русскоязычного населения страны продолжает влачить незавидное существование, несмотря даже на выделенные в последнее время кредиты на «благоустройства» репатриантов.
 
Менталитеты «русского грека» и местного эллина очень различны, ведь система государственного строя, экономический уклад, образование и воспитание, накладывают свой отпечаток. Стоит отметить, что греки находятся гораздо ближе к своим исконным корням.
 
Кичась своими дипломами, наши иммигранты повергают малообразованных греков в полное недоумение, поскольку даже в их «куриных», на наш взгляд, мозгах не совмещаются рядом такие вещи, как «образованность» и «бескультурие», «профессионализм» и «ничего-не-деланье», «досуг» и «пьянство». А по поводу последнего многие эллины искренне верят в то, что в «России так холодно, что все пьют водку, для того, чтобы согреться.
 
Процесс адаптации в Греции проходит тяжело. Основные эмигрантские проблемы - это, в первую очередь, изучение языка (стоит отметить, что греческий язык гораздо труднее в освоении, чем английский, немецкий или испанский – и по стилистике и в орфографии), нехватка рабочих мест, а, следовательно, и невозможность устройства на постоянную работу, (не говоря уже о государственной – для избранного контингента «счастливчиков»), незнание законов – своих прав и обязанностей.
 
Печальная статистика говорит о том, что многие «русские» семьи подвергаюся распаду – по ряду экономических и психологических причин. Как правило, в большинстве случаев инициаторами разводов становятся женщины. Эмиграция – как известно, большое жизненное испытание человека на прочность, результатом которого может оказаться полёт ввысь или падение. К сожалению, многие срываются вниз. Кто-то, не выдержав трудностей, возвращается назад, но таких-единицы.
 
Большинство остаются, успев сжечь все мосты на пути к возвращению. Женщинам в эмиграции приходится особенно тяжело. Зачастую именно они вынуждены первыми устраиваться на работу в качестве горничных, гувернанток, уборщиц и посудомоек, в то время как их мужья с пеной у рта доказывают своё превосходство. Кто-то уходит в бутылку..... Кто-то выходит на панель.........
 
Отношение греков к русским женщинам двояко – с одной стороны неподдельное восхищение, с другой – животный интерес с правом на «доступность». Доказывать свою порядочность и непорочность приходится с боем. «Победителя» ждёт уважение и авторитет в глазах избранного круга людей или.....потеря рабочего места. Начиная свою карьеру с низов, набираясь знаний и опыта, трудолюбивые и интеллигентные люди рано или поздно находят своё применение на новой родине в качестве отличных специалистов – инженеров, врачей, преподавателей, строителей, музыкантов, спортсменов, бизнесменов, в то время как кто-то продолжает рассуждать о нехватке рабочих мест и «разнице менталитетов», подметая задворки.

Ольга Носова

 
Меню сайта
Наш опрос
Где вы про нас узнали?
Всего ответов: 230
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Русский Топ
Русские линки Германии
Русскоговорящая Европа - каталог русскоязычных фирм и специалистов Европы
Дети сети... Родительский веб-портал о детях
WOlist.ru - каталог качественных сайтов Рунета
Безопасность знакомств
Женский журнал Jane


Форма входа
Поиск
Календарь
«  Март 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Архив записей
Друзья сайта
Copyright MyCorp © 2020Бесплатный хостинг uCoz